Отвергающим
Видео к разделу

крест   logo-textlogo-text  logo-text

Может ли Бог создать такой тяжелый камень, что не сможет его поднять?

Верующие утверждают, что Бог всемогущ. Если это так и только так, то для того, чтобы доказать, что Бога нет, достаточно доказать, что всемогущества не бывает.

Вопрос не новый, и существует он во многих формах:

  • Может ли Бог создать такое большое море, что не сможет его выпить?
  • Может ли Бог так крепко заснуть, что не сможет потом проснуться?
  • Может ли Бог придумать такую сложную задачу, которую не сможет потом решить?
  • Может ли Бог создать такую маленькую частицу, которую не сможет разглядеть?
  • Может ли Бог создать такую широкую пропасть, что не сможет её перепрыгнуть?
  • Может ли Бог создать то, что способно уничтожить Его Самого?
  • ... ну и так далее.

Конечно, можно поупражняться в софистике и, в отношении например последнего вопроса, справедливо ответить: "Бог может создать то, что способно Его уничтожить, и в Своём всемогуществе никогда не позволит этому произойти, вечно оставаясь бессмертным". Однако это частный ответ на частный вопрос, своеобразная уступка хромому логическому мышлению. Хорошо бы рассмотреть проблему с более общих позиций.

Thumbnail imageЕсли приглядеться к структуре вопросов, легко увидеть, что все они сводятся к следующему: Может ли Бог чего-нибудь не мочь? Или, если сосредоточиться на логике рассуждения: Может ли абсолютное всемогущество быть не всемогущим? Ведь если всемогущество может абсолютно всё, то оно должно одновременно мочь быть и не всемогущим, иначе будет иметься что-то, чего оно не может. Для подтверждения всемогущества требуется, чтобы всемогущество было не всемогущим. Но если абсолютное всемогущество одновременно умеет быть не таковым, то понятно, что оно не является абсолютным. Значит, абсолютного всемогущества не бывает.
Интересно, подобным образом дело обстоит только с качеством всемогущества? А если посмотреть на беспомощность? Вот представим себе абсолютную беспомощность. Понятно, что абсолютная беспомощность не может абсолютно ничего. Она не может сделать хоть что-то, быть хоть чем-то. Например, она не может быть беспомощностью. Она же всё не может? Значит, она не может и не мочь. Значит, она что-то может. Значит, она не беспомощность.

Обескураживает, правда? Если всемогущество хочет быть воистину всемогущим, оно должно уметь быть не всемогущим. Если беспомощность является таковой, она не может быть беспомощной. Получается, что не бывает не только всемогущества, но и беспомощности. Причем их не бывает не просто в каком-то конкретном случае, например при определенных обстоятельствах или в определенное время. Их не бывает как таковых, их нет как категорий по существу. Они не отражают свойств реальности, а являются тем, что древние греки называли логос фантастикос.

Теперь рассмотрим категорию деятельности как таковой. Понятно, что деятельность, взятая в своем абсолютном значении, должна включать в себя любую абстрактную, отвлеченную деятельность, в том числе и деятельность по бездеятельности, иначе это не абсолютная и всеобъемлющая деятельность. Но если деятельность умеет не делать, то это не чистая деятельность. Оказывается, деятельности как понятия тоже не существует. Впрочем, с бездеятельностью дела обстоят точно так же.

Можно добавить к рассмотрению еще несколько категорий, результат будет тот же, и он интересен. Путем строгих логических рассуждений (автор, например, не находит в них ошибок), мы получили предикаты (утверждения), которые не могут одновременно быть ни истинными, ни ложными. А вот это уже знакомо образованной части человечества. Это ни что иное, как следствие теоремы Гёделя о неполноте формальной логики. Или, говоря проще, существование утверждений, подобных вынесенному в заголовок статьи, является не свойством Бытия, а свойством нашего рационального мыслительного аппарата, и демонстрирует его ограниченность как инструмента познания реальности. Иначе говоря, мы сейчас получили доказательство не отсутствия всемогущества, беспомощности, деятельности или бездеятельности (эмпирически эти понятия не вызывают сомнений), а доказательство несоответствия рациональных выводов субъекта наблюдаемой им действительности, в который мы, например, без затруднений обнаруживаем логически не существующую деятельность.

Впрочем, из личного опыта, полученного во многих и многих случаях общения с любителями нападок на религию, автор вывел незыблемое правило. Вот оно: когда уровень объяснений превышает знания и эрудицию нападающего, а также возможности его мыслительной деятельности вообще, это раздражает и объяснения отторгаются. Не принимаются во внимание, как будто их и нет вовсе. Нас всех учили понемногу, чему-нибудь и как-нибудь. Причина отторжения, кажется, довольно прозрачна. Отвергающие Бога настолько удовлетворены собственным глубоким убеждением своего же умственного превосходства над религиозниками, что принять противоположенное оказывается выше их нравственных сил. Проще предположить, что религозники - умелые софисты. А математика... да плевать на нее, все равно ее никто не знает...
По этой причине автор стремится побыстрее утешить читателя и торопится заявить:

Бог не всемогущ.

  • Бог не может перестать быть Богом.
  • Бог не может прекратить Свое существование.
  • Бог не может сделать другого Бога.
  • Бог не может перестать быть всемогущим.
  • Бог не может ошибиться, поступить неоптимальным образом.
  • Бог не может нарушить Свои Собственные законы, по которым существует тварный мир.
  • Бог даже согрешить не может, во как !

Религиозный смысл вопроса о Боге и тяжелом камне таков: может ли Бог создать такое творение, над которым будет потом не до конца властен? Ответ прост: может, и создал уже. Это творение - мы, люди, человеки. Это над нашей свободной волей Господь не властен. Это мы являемся теми камнями, которые Бог не может поднять, если только мы сами не захотим подняться. Это нас Господь не может спасти, если мы сами не захотим (деятельно) своего спасения.
Напоследок остается только сказать, как могло такое получиться. А просто всемогущий Господь добровольно ограничил свое всемогущество в отношении человека. Не перестав быть всемогущим от этого Своего акта свободной воли.

Для тех, кто в танке. Вот мой сын без спроса скушал все варенье. В моей власти поставить его в угол, но я его просто пристыдил, потому что считаю, что это подействует лучше, чем насилие над личностью. Тот факт, что я добровольно ограничил свою власть над сыном, не означает, что я этой власти не имею.

см. так же статью И. Привалова Может ли Бог создать камень, который Cам не сможет поднять? >>Может ли Бог создать камень, который Cам не сможет поднять? >>

Цитата из статьи: Данный вопрос мог бы быть актуальным, если бы его задал один из древнегреческих философов; был бы он интересен, и если бы его задал кто-нибудь из представителей раннего Ренессанса, например Леонардо да Винчи. Однако после 1687 года, когда престарелый Исаак Ньютон опубликовал Закон Всемирного Тяготения, стоило бы подыскать менее бессмысленный вопрос, чтобы усомниться во всемогуществе Всевышнего и вот почему…