Успокоившимся

Видео к разделу Успокоившимся


Видео к разделу

крест   logo-textlogo-text  logo-text

Записочки.

Подали записочку - и все в порядке. Подали десять записочек в десять храмов - и всё десять раз в порядке! А кто молиться-то за нас будет?

В нашей Русской Православной Церкви подчас можно найти множество удивительных вещей. Самым изумительным, что неоднократно травмировало неокрепшую психику автора статьи, бывшего тогда новоначальным, являлись записочки за здравие и за упокой. Не сами записочки как таковые, конечно. Разве плохо, когда родственники или знакомые хотят помолиться о своих родственниках или знакомых, здравствующих, болящих или усопших? Конечно же, этому можно только радоваться. Когда хотят помолиться. Но как объяснить самому себе следующие картины, являющиеся без преувеличения типовыми для нашей церкви?

  1. В храм заходит прихожанин (или захожанин). До службы, во время службы, после службы - неважно, прихожане такого типа ходят, когда им удобно. Прихожанин пишет записки. Подает их за свечной ящик. Покупает свечи. Походив между остальными, присутствующими в храме, а иногда и молящимися людьми, как между досадной растительностью, расставляет свечи по своему вкусу. И с лицом, полным удовлетворения, уходит. Записочку подал - и все в порядке. Где же его молитва за своих?
    Иногда, особенно если кто-то заболел или умер, записочки и свечи подаются и расставляются не в одном храме, а в трех. Или даже в десяти. А что? Десять раз записочки подали, и все десять раз в порядке.
    А если десять сорокоустов заказать? Знакомым позвонить, пусть они тоже для тебя закажут. Тогда 10 х 40 = 400 раз все в порядке. А если десять монастырей объездить и вечное поминовение заказать? Вот же красота - все проблемы решены, а главное - самому уже ничего делать не надо. За тебя кто-то где-то там помолится, а ты долг "исполнил". Так и где тут молитва о своих?
  2. Ну хорошо. Пусть такие люди, равнодушные к близким, считают, что вместо них должен молиться кто-то другой. Пушкин например. Им самим уже не надо, они денюжку за свечным ящиком оставили. Значит, за поминаемых людей должна молиться церковь. Так или не так? Так. А на деле что происходит?
    Кто это такие, "церковь", которая должна исполнить молитвенный труд за нерадивого прихожанина? А ведь это мы с тобой, читатель, и священники нашего храма. Ну и как, кто из нас молится за незнакомых людей, с неведомыми нам именами и нуждами? Мы это делаем что ли? Да мы и за своих-то не молимся! Мы на молебне другим заняты: внимательно и напряженно вслушиваемся, особенно если имена читают быстро и неразборчиво, когда же, ну когда наконец прозвучит моя записка с моими именами? Оп-ля! Прозвучала... Ну, теперь все хорошо, камень с души. Вот что мы делаем, вот чем заняты, а не молитвой.
  3. Может быть, за нас, ленивых и глупых, помолятся священники нашего храма? Пусть с нами все ясно, гореть нам в аду и так далее, но батюшка-то наверное помолится за всех, кто в записках помянут?
    А ты попробуй, помолись, когда тебе надо произнести вслух три-четыре десятка имен (а в больших храмах и пару сотен). Клирики успевают их только прочесть со всей возможной скоростью.

Подводим печальный итог. Тот, кто подал записку, сам не молится. Мы, стоящие в храме, за него не молимся. Священник, который едва-едва успевает имена прочесть, просто не имеет никакой возможности в это время молиться о поминаемых. А Богу что, имена нужны? Может быть кто-то думает, что Бог имен не знает? Что же мы творим, во что превращаем молитву! Как исправить ситуацию, когда великое и благое дело молитвы за ближних, молитвы за усопших, которые сейчас беспомощны и полностью зависят от тех, кто о них позаботится, превращается в какой-то дурной магический обряд? Пришел, заплатил, кто-то имена оттараторил - и это все?!

  1. Если ты подающий записку о поминовении, по возможности не уходи из храма, не помолившись за своих. Ведь прочие прихожане не знают нужд твоих близких, и по этой причине помолиться об этих нуждах не могут. Да хоть бы и были в курсе, но кому поминаемые ближе: тебе, кто их знает, или чужим, кто их не знает? Чья молитва будет горячее? Еще надо помнить, что молитва без утруждения себя бессильна. Вот тут в начале абзаца написано: "по возможности не уходи из храма". А ведь возможность такая есть всегда, но нам важнее сходить на рынок, в гараж, на пикник, побыстрее усесться за праздничный стол и прочее - мы просто не хотим оторвать что-то от себя ради молитвы за своих близких. Единственное, чего нам еще не очень жалко, это несколько десятков рублей отдать, но уж чтобы потом нас точно не трогали!
    Чтобы твоя молитва была услышана Богом, надо чтобы она, молитва, хотя бы была. Вот и молись, никто за тебя этого делать не будет. А если ты во время молитвенного подвига наложишь на себя какие-то ограничения, откажешься от какого-то привычного удовольствия, вот тогда можно надеяться, что твои записочки и молитвы не пропали втуне.
  2. Если ты прихожанин, присутствующий на поминовении, возбуди в себе сочувствие о всех поминаемых, которых и поминать быть может некому, потому что от «поминателей» одни записочки остались. Внимательно слушай слова молебна и присоединяйся от своего лица к прошениям. При перечислении имен не только жди, когда прозвучат твои записки, а молись своими словами как сможешь, понуждая себя к искренности. О близких же молись сугубо, потому как только ты знаешь их конкретные нужды.
  3. Если ты клирик … Но автор статьи не клирик, на месте читающего записки никогда не был и не знает, о чем здесь можно реально попросить. Если найдется священник или диакон, сочуствующий теме этой статьи, пожалуйста, отец, свяжись с администратором сайта: вдруг твой опыт или совет будет полезен многим.

Странно, конечно, было писать такую довольно длинную статью ради очевидно несложного вывода: без молитвы нет молитвы. Если хочешь, чтобы за здравие или за упокой твоих близких была возносима молитва - возноси ее, молись. Не будь обрядовером и суевером, храм Божий это не магазин духовных услуг. Если ты член Церкви и тебе небезразлична судьба других ее членов - молись. Если ты клирик, вспомни, что рукоположение это единственное Таинство, принимаемое не для себя и - молись. Быть может, в этом храме ты остался последней надеждой человека, имя которого написано в поминальной записке.