Новоначальным

крест   logo-textlogo-text  logo-text

Искушения и прилоги.

  • Я постоянно грешу помышлением.
  • Непроизвольные хульные мысли.
  • Православие - разумная штука.
  • Сверхизучение теории, попытка тонкого рассуждения.
  • Возврат к старым привычкам.
  • Миссионерский зуд.
  • Возлагание на ближних непомерных требований.

...Ревнителю спасения предлежит непрерывная борьба с дурною своею стороною. Что это за дурная сторона, всякий знает. Это — эгоизм (себялюбие), самоугодие, саможаление,— все делать для себя, в свое удовольствие, в свою выгоду, в свою честь. Действиям, в каких это совершается, — сметы нет...

Проявляется же оно иногда только помыслом о дурном, когда представляется уму предмет дурной, иногда чувством дурным, иногда позывом на дурное, иногда вместе и влечением к нему, более или менее сильным... Все это для души — не чистое, но еще не грешное. Последнее начинается согласием на дурное; которое переходит в решение сделать дурное. Волна искушения обыкновенно, идет так: прежде всего представляется в мыслях худое или глаз увидит что, и виденное пробуждает мысли недобрыя. Это есть прилог, или приражение. Тут нет грешнаго, ибо то и другое невольно нападает... Если вы тотчас, как только сознаете, что это худое, воспротивитесь ему и к Господу обратитесь, вы сделаете должное — подвиг духовный. Но если вы не воспротивитесь, а станете думать и думать, не сопротивляясь, не ненавидя, не отвращаясь: то это уж недобре. Душа пошатнулась... И тут нет еще греха, но шаг к греху уже сделан. Бывают помыслы худые, неотвязчивые. Пусть их — уж это вражие дело... Но коль скоро вы нималаго благоволения к ним не оказываете, а тотчас отвращаетесь и стоите в сем отвращении, то вы в добром положении. Итак, первое: — пришли мысли дурныя, — гнать; опять пришли,— опять гнать, и так, не переставая, пока не отойдут. Когда отойдут, это значит — враг обратился в бегство. Но он опять подступит... Тогда опять то же делать... Так и определили отцы-подвижники, что коль скоро кто прогонит первый худой помысл-прилог, приражение, — то тем пресекает брань...

Но если кто займется помыслом этим и станет думать о нем и думать, то он сделал второй акт грехопадения, который состоит во внимании к злому помыслу, или собеседовании с ним. И тут нет еще греха, а только полагается ему начало. Третий момент в грехопадении — сочувствие худому помыслу, когда приятно думать о нем и самое дело представляется приятным. Тут больше греха, но еще нет его. Это нечистот а... Четвертый момент в грехопадении есть склонение воли, пожелание греховнаго, хотя еще не решительное. Тут уже грех есть, ибо есть дело произвольное. Чувствами не всегда можно владеть, но пожелания в нашей власти. Однако же все это еще не настоящий грех, а только преддверие к нему. Пятый момент — согласие на грех, или решение согрешить. Тут грех настоящий, только внутренний. За этим не замедлит явиться и грех делом...

И се настоящее падение, пагуба души, потеря благодати, подпадение под власть врага... Так вот... гоните помыслы, не вступая с ними в разговоры, подавляйте тотчас сочувствие, уничтожайте пожелания... В этом вся борьба... Бывает, что помысл, сочувствие и пожелание — все в один момент произойдут... Ничего... В таком случае, они все стоят будто прилог... И борьба — все удобно прогонит их.

...Главное, — оружий бранных никогда не снимайте. Будьте всегда, как воин на страже, осматриваясь непрестанно кругом, из опасения, как бы не прокрался враг и не обманул чем... Как только заметите, что подходит недоброе, сейчас поражайте то, — неприязнию, ненавистью и гневом. Это то же, Что подать, в грудь нападающего. Затем, вопийте к Господу, Матери Божией и Ангелу-Хранителю о Помощи. И не переставайте вопить, пока не пройдет.

Все дело внутренней жизни в этом: заметить врага; подать ему в грудь и вопить к Господу...

святитель Феофан Затворник (Говоров)

* * *

Душевныя страсти в нас то же, что, так называемыя, затяжныя телесныя болезни. А при заболеваниях тела мы, обыкновенно, делаем так: чуть усилится в нас жар, повысится температура, мы тот час же принимаем хинин; стали болеть легкия, — по совету врача, едем лечиться в теплый климат и т. д. Словом, спешим предупредить развитие болезни, пока не пропущено время. Точно так же советует нам делать преосвященный Феофан и при зарождении в нас греховных мыслей и желаний, пресекая их в самом начале. Кто раз решился вступить в эту борьбу, тому, по словам святителя-подвижника, ни на минуту не следует забывать, прежде всего, что дело спасения есть внутреннее дело и должно состоять из непрерывных актов самоотвержения и, затем, — что в этой борьбе ничего не нужно считать маловажным; на все следует обращать здесь самое строгое внимание.

Ну какая разница между смотрением на женщину и прелюбодействием с нею? Вот и Господь так говорит (Матф.5:28). Что ж получается? И так грех и эдак грех. Выходит я постоянно грешу только из-за того, что имею глаза? И чтобы не попасть в ад мне их надо выколоть что ли, как сказано: Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну (Матф.5:30).

Хульный помысел есть искушение для человека богобоязненного и особенно смущает его, когда он творит молитву или делает что-либо доброе. Хульные помыслы не находят на человека, валяющегося в смертных грехах, нерадивого, не богобоязненного, ленивого и небрегущего о своем спасении. Они нападают на тех, кто живет добродетельно, в трудах покаяния и в любви Божией.
Этим хульным искушением диавол ведет человека к тому, чтобы устрашить его. Или, если он свободен от иных грехов, чтобы возмутить его совесть. Если он в покаянии, то чтобы прервать его покаяние. Если же от добродетели восходит к добродетели, то чтобы остановить и низвергнуть его. Но если диавол не успеет в этом, он стремится хотя бы оскорбить и смутить его.

Однако умный пусть рассуждает. Пусть не думает, что эти мысли принадлежат ему и от него самого происходят, но что они приносятся диаволом, который есть их начало и изобретатель. Ибо как могут исходить от нашего сердца и воли те хулы, которые мы ненавидим, и скорее желали бы себе болезни, чем таких мыслей? В этом состоит истинное удостоверение, что не от нашего произволения рождаются хулы, потому что мы их не любим и не желаем.

Всякий угнетенный хульными помыслами пусть не вменяет их себе в грех, но считает их за особое искушение, ибо чем больше кто будет вменять в грех себе хульные помыслы, тем более утешит своего врага диавола, который потому уже будет торжествовать, что чью-либо совесть смутил будто грехом. Если бы кто сидел связанный посреди богохульствующих людей, слышал их речи против Бога, Таин Христовых, Пречистой Богородицы и всех святых и хотел бы убежать от них, чтобы не слышать этих речей, но не мог, потому что связан, и не мог бы даже заткнуть ушей,- скажи мне, был бы он грешен оттого, что нехотя слышит их хульные речи? Воистину не только не имел бы никакого греха, но и великой похвалы сподобился бы от Бога, потому что, будучи связан и не имея возможности убежать, он с тяжестью в душе слушал их богохульные слова. Подобное бывает и с теми, которых диавол угнетает хульными помыслами, когда они ни убежать от них не могут, ни избавиться от них, ни отрястись от нечистого духа, ко торый бесстыдно и беспрестанно наводит на них хульные помыслы хотя они не хотят их, не любят и даже ненавидят их. Ведь не только никакого греха не будут они иметь от этих мыслей, но и большую благодать заслуживают у Бога.
Нужно молить Господа Бога, чтобы Он удалил это искушение отогнал хульного духа. А если этого не случится, то терпеть кротко и с благодарностью, помня, что не от гнева, но от благодати Божией попущено было это искушение для того, чтобы мы оказались в нем терпеливыми и несмущенными. И апостол Павел терпел нечто подобное, когда говорил о пакостнике, данном ему, о котором он троекратно молился и не получал просимого, ибо услышал: "Довольно для тебя благодати Моей" (2 Кор. 12, 9). Некто из великих старцев часто говорил про себя: "Не соизволяю, не соизволяю". И когда что-либо делал: ходил ли, или сидел, или работал, или читал, или молился, то многократно повторял эти слова. Услышав это, ученик его спросил: "Скажи мне, авва, зачем ты часто говоришь это слово?". Отец ответил: "Когда какой-либо злой помысел приходит в мой ум, и я ощущаю его, тогда говорю ему, что не принимаю его, и тотчас злой помысел убегает и пропадает без вести".
Когда страдаешь от хульного духа, как только найдут на тебя хульные помыслы и нечистые, ты легко можешь избавиться от них и отогнать их от тебя этим словом: "Не принимаю". Не принимаю, диавол, твои хуления! Твои они, а не мои мерзости; я же не только не принимаю их, но и ненавижу. Поэтому пусть никто не смущается и не отчаивается, имея наваждения от помыслов хульных, зная, что они нам более на пользу, чем на соблазн, а самим бесам на посрамление.

Ты думаешь, что они от тебя происходят, а ты, напротив, не имеешь оных, но ужасаешься, скорбишь и смущаешься, тогда как они совсем не твои, а вражеские; твоего участия в них ни малейшего нет, и даже в грех вменять их не должно, а надобно быть спокойным, нимало не обращая на них внимания и ни во что вменяя, они и исчезнут. А когда ты смущаешься о сем, скорбишь и отчаиваешься, то врага это утешает и он еще более на тебя оными восстает.
Преподобный Макарий Оптинский.

А когда хульные помыслы смущают тебя, ты и не борись с ними, а просто презирай, т. е. не обращай на них внимания: они не наши помыслы, а диавольские, а потому мы за них и не ответим. Хульные помыслы умножаются и укрепляются от гордости и осуждения других. Поэтому того и другого остерегайся, и хульные помыслы увянут.
Преподобный Анатолий Оптинский.

Никто не должен думать, что он виновен в хульных помыслах; ибо Господь есть сердцеведец и знает, что такие слова не наши, но врагов наших. Презирая его, и вменяя за ничто влагаемые им помыслы, скажем ему: иди за мною сатано: Господу Богу моему поклонюся и Тому единому послужу; болезнь же твоя и слова твои обратятся на главу твою, и на верх твой снидет хула твоя в нынешнем веке и в будущем.
Перестанем судить и осуждать ближнего, и мы не будем бояться хульных помыслов; ибо причина и корень второго есть первое.
Преподобный Иоанн Лествичник.

Ум наш никогда не останавливается, всегда занят. Дурные мысли не надо считать своей неотъемлемой собственностью, они не от нашего естества. Не может один и тот же ум и славословить Бога, и хулить. На такие мысли не надо обращать внимание, надо выбрасывать их, как сор, как нечто постороннее. Если же какая-либо дурная мысль неотступно приходит на ум и сердце к ней прилепляется, сочувствует ей, тогда надо приложить все силы, чтобы выбросить ее с помощью молитвы Иисусовой и исповеданием старцу.
Преподобный Никон Оптинский.

Сомнения, все равно как блудные помыслы и хулы, надо презирать, не обращать на них внимания. Презирайте их – и враг-диавол не выдержит, уйдет от вас, ибо он горд, не вынесет презрения.
Преподобный Варсонофий Оптинский
.

Если придут хульные помыслы и осуждающие других, то укоряй себя в гордости, и не обращай на них никакого внимания.
Преподобный Амвросий Оптинский
.

Дух хулы мучит вас. Не только мысли хульные бывают и поражают, но слышатся слова в ушах. Бес... производит их. Делает он это для того, чтобы смущать вас и лишить вас дерзновения к молитве. И то имеет он в виду, не согласитесь ли на какую-либо хулу, чтобы ввергнуть вас в грех хулы, а потом в отчаяние. Против сего беса - первое... не смущаться и отнюдь не думать, что это ваши мысли, но прямо относить их к бесу. Затем, против мыслей и слов - мыслить и говорить противно. Он внушает худое о святом, а вы говорите: врешь, лукавец; он вот каков... Так против всего - и все говорите, пока не отойдут. Заключите так: буди проклят, хульник, и слова хулы да обратятся на главу твою! Ко Господу обратитесь с такою молитвою: душу мою открываю пред Тобою, Господи! Видишь, что я не хочу таких мыслей и не благоволю к ним. Все всевает враг. Отгони его от меня!
Относительно хульных помыслов надобно жалеть и каяться пред Господом; но не падать духом и не думать, что от этого пагуба. Как вы не хотите таких помыслов, отвращаетесь от них, то Бог и не гневается на вас. Помыслы не от вас, а враг всевает.
Когда ассирияне под стенами Иерусалима кричали к стоящим на стенах иерусалимлянам, произнося хульные слова на Бога и усиливаясь поколебать их в вере к Богу и в верности царю, тогда благочестивый Езекия не велел своим отвечать, а сам пошел в храм и молился. Так должны поступать и христиане во время обуревания помыслов. Не отвечай, не слушай, углубляйся в свое сердце, призывай имя Господа Иисуса, ограждайся крестным знамением, внешне и внутренне.
Ко Господу обратитесь с такою молитвою: "Душу мою открываю пред Тобою, Господи! Видишь, что я не хочу таких мыслей и не благоволю к ним. Всё всевает враг. Отгони его от меня!"
Дух хулы притаился; но не думайте, что он так скоро оставит вас. Привыкши находить доступ к вам, он всё будет подступать, не удастся ли как-нибудь посильнее смутить. Это все испытывают. Потому пишут, что в борьбе с врагом не надо никогда слагать оружия, а всегда быть наготове - противостоять ему.
Святитель Феофан, Затворник Вышенский.

Мы ответственны за то, в чем участвует наша воля и желание, а хульные мысли не наши - их отпечатлевает диавол в нашем уме. Ты не ответственнен за них, как за ругань под твоим окном. Не обращай на них внимания и мысленно говори: "Я не соизволяю".

Как быть в ситуации, когда в голове мелькают мысли, которые я сознательно не думаю? Они вспыхивают как искры и так же как искры исчезают, если их изгонять из головы...откуда они берутся (а надо отметить, что такие случайные "гости" иногда поражают своей чудовищностью и грязью), что или кто их источник? Я ли источник этих мыслей или это приходит извне? Грешу ли я, когда они пролетают через мой мозг или можно говорить о грехе только тогда, когда я их подхватываю для уже сознательного обдумывания?

«…Всякое другое разследование и разузнавание есть порождение и пища самолюбия и гордости; это – узы и сети диавола, который, видя, как воля тех, которые внимают духовной жизни, сильна и крепка, покушается победить ум их такими любопытствами, чтоб таким образом овладеть и им и тою. Для этого он обыкновенно влагает в них мысли высокие, тонкие и изумляющие, особенно тем из них, которые остроумны и скоры на высокоумничанье. И они, увлекаясь удовольствием иметь и разсматривать такие высокие помыслы, забывают блюсти чистоту своего сердца и внимать смиренному о себе мудрованию и истинному самоумервщлению; и таким образом, будучи опутываемы узами гордости и самомнения, делают себе идола из своего ума, а вследствие того мало-помалу, сами того не чувствуя, вдаются в помысл, что не имеют уже более нужды в совете и вразумлении других, так как привыкли во всякой нужде прибегать к идолу собственного разумения и суждения.

Это – дело крайне опасное и трудно врачуемое; гордость ума гораздо бедственнее, чем гордость воли. Ибо гордость воли, будучи явна для ума, может быть им иной раз удобно уврачевана через подклонение ее под иго должного. Ум же, когда самонадеянно утвердился в мысли, что его собственные суждения лучше всех других, кем, наконец, может быть уврачеван? Может ли он кого-либо послушаться, когда уверен, что суждения всех других не так хороши, как его собственные? …И бывает тогда внутри все разстроено, и притом так, что негде и некому пластыря приложить. Вот почему надлежит тебе, как можно скорее, воспротивиться этой пагубной гордыне ума, прежде чем она проникнет до мозга костей твоих…»

Никодим Святогорец

«…Всякое другое разследование и разузнавание есть порождение и пища самолюбия и гордости; это – узы и сети диавола, который, видя, как воля тех, которые внимают духовной жизни, сильна и крепка, покушается победить ум их такими любопытствами, чтоб таким образом овладеть и им и тою…»

Ты готов убедительно рассказать, зачем в храме возжигают свечи? Богу что, свечи нужны? А как ты объяснишь, почему Патриарх разъезжает на дорогом лимузине? А почему христиане воюют и убивают с оружием в руках и голыми руками, а подчас и зубами, когда им сказано не отвечать злом на зло? А почему в одном Евангелии написано, что гадаринских бесноватых было два, а в другом - что один? А как это: Святая Троица? Сколько Богов - один или три? Если один, то почему это не "растроение личности"? А как так получается, что Церковь - святая, когда её члены - грешные? А Христос имел одну волю или быть может две или несколько? А почему православные бывают алкоголиками? А за что страдают невинные младенцы? А почему христиане призывают всех к святой жизни, а сами грешат? Говорят одно, а делают другое? Это что, фарисейство, лукавство? А почему, если Бог есть Любовь, существует ад с его вечными мучениями? Вопросы можно продолжать и далее, но сможешь ли ты на них ответить так, чтобы не опозорить учение своей веры?

Что же делать, ибо Господь требует от каждого христианина "идите и научите все народы" и угрожает: "Итак всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцем Моим Небесным; а кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным"? Выход очень простой - вести миссионерскую деятельность личным примером правильной христианской жизни. Не надо никого ни в чем убеждать с пеной у рта. Будь таким, о котором люди скажут: "на него можно положиться, с ним я бы пошел в разведку". И тогда окружающие поймут, что значит быть христианином и что значит самое христианство. А красноречивые выступления перед непросвещенными восторженными слушателями оставь на потóм.

Мы можем отдать другим только то, что сами имеем, то, что у нас уже есть - это ведь несложно понять всякому разумному человеку. Я могу научить кого-нибудь играть на фортепьяно только в том случае, если сам играть умею. Я могу научить неграмотного читать, если только сам грамоте обучен. Ну и так далее...

Нельзя возлагать на людей бремена неудобоносимые. Не требуй ни от кого исполнения заповедей Христа или пусть даже и декалога (но сам исполняй всё), не вынуждай своих домашних поститься вместе с тобой, не упрекай коллег по работе за их нечтение молитвы перед вкушением пищи, не заставляй своих друзей креститься при виде храма. На человека можно возложить лишь то, что ему по силам - а тебе ли определять эту меру? Один только всеведущий Господь сердцевед.

Святитель Феофан (Говоров) много лет провел в затворе, питаясь одной просфорой и одной чашечкой кофе в день, если не было поста. Не хочешь ли последовать его примеру?

Тот факт, что ты теперь крещеный, не дает тебе права обличать всех подряд в их неправедной, нехристианской жизни, и поучать по всякому вопросу, что они должны, а чего не должны делать.